четверг, 4 апреля 2013 г.

Заключительная статья: "У очага поэзии Расула Гамзатова"

Добрый день!
Сегодня я познакомлю Вас с последней  публикацией о Расуле Гамзатове, которая опубликована в газете для жителей города.

   ... Тепло родного очага теплей,
       Чем просто жар горящих в нём углей.

     Нам хорошо и уютно  у очага поэта.  «Тепло родного очага теплей»  потому, что в нём живёт живая  действительность родовой человеческой традиции, потому что вокруг очага отец и мать, братья и сёстры.

Потому, что в соседней сакле возле него деды и внуки, сёстры и братья. Потому, что так было всегда.

Традиция Дагестана:  единство истории и современности. Тут корни таланта и творчества Расула Гамзатова.

В 1950 году, Расул Гамзатов закончил  Литературный институт.

«Благодаря русским переводам мои стихи прочитали другие народности Дагестана», а я отмечу - и всего мира».

Поэзия не повторяет жизни, а особенным образом усиливает её. Есть реальный огонь на скалах и в городских саклях, огонь реально греющий, И поэтический взгляд отличит в нём  и нечто большее, то, что условно можно назвать душой его:

В 60-годы Р. Гамзатову приходит известность большого поэта. В Махачкале, Москве и многих союзных и автономных республиках и за рубежом, одна за другой, выходят его книги:

Первая книга Гамзатова на аварском языке -  «Горячая любовь и жгучая ненависть»- была, как отзывался сам поэт, с громким названием и с не очень «громкими» стихами.
Основными я считаю:  «Горянку»,  «Родину горца»,  «Слова о старшем брате»,  «Года моего рождения», «Горы и долины»,  «Общий хлеб», «Горянка».

За книгу  «Высокие звёзды»  поэту присуждена Ленинская премия.

Кто бы мог подумать, что паренёк из глухого аула Цада, будет способен заставить громадную страну зачитываться своими стихами, запеть песни на его стихи!





Расулу Гамзатову судьба диктовала поэзию, а не поэзия диктовала судьбу. В далёком 1965 году в Хиросиме Расулу Гамзатову показали памятник белым журавлям и рассказали историю о японской девочке Садако Сасаки, которая пострадала от атомного взрыва. История о маленькой девочке задела Гамзатова за живое. Он очень переживал этутрагедию. Память о войне тревожила сердце. Он вспомнил о погибших на войне братьях и прямо в самолёте написал своё стихотворение «Журавли»

Мне кажется порою, что солдаты,

С кровавых не пришедшие полей,

Не в землю нашу полегли когда-то,

А превратились в белых журавлей.

«Белые журавли облетели всю планету, полюбились миллионам людей и стали практически гимном, реквием всем солдатам и всем погибшим в кровавых войнах.

«Я человек не фактов, а вечных тем. Любовь - вот что сейчас главное для меня»

Хочу любовь провозгласить страною,

Чтоб все там жили в мире и тепле,

Чтоб начинался гимн её строкою:

Любовь всего превыше на земле!

Чтоб гимн прекрасный люди пели стоя

И чтоб взлетала песня к небу, ввысь,

Чтоб на гербе страны Любви слились

В пожатии одна рука с другою.

Во флаг, который учредит страна,

Хочу чтоб все цвета земли входили,

Чтоб радость в них была заключена,

Разлука, встреча, сила и бессилье,

Хочу, чтоб все людские племена

В стране Любви убежища просили.

  Любовь у Расула начинается в маленькой сакле, в родном доме, в Цада, в уголках живой памяти поэта.

Поэт вспоминает мат.  Возникают в памяти поэта голоса, и самый родной, близкий и добрый - голос мамы. Он приносит с собой тепло, радость, умиротворение.

И словно оживает прошлое. Горский мальчонка - неслух и шалун, убегающий куда-то по своим неотложным делам и с  «упрямством взрослым» отвергающий все материнские наставления, теперь с доверчивостью припадёт к коленям той, что родила, вырастила, воспитала

Звезда, сверкнув на небосклоне,

Летит в конечный свой полёт.

Тебе твой мальчик на ладони

Седую голову кладёт.

 «Изрёк пророк:

-Нет бога, кроме бога!-

Я говорю:

-Нет мамы, кроме мамы!»

Вот лучшая духовная песнь, которая может быть пропета.

образ в котором воплотились все  лучшие качества любимых женщин Любовь к женщинам - жена Патимат-.

У Гамзатова часто спрашивали: «Как Вы познакомились со своей  Патимат?  - Не знакомился вовсе! Мы родились в одном ауле. Ее родители были богатые люди, деньги давали мне, чтобы я присматривал за ней в люльке. Потом, когда она выросла, я без денег готов был смотреть. Она согласилась, я женился…и  с наигранным сожалением:- а иначе- А иначе у меня бы была большая богатая история любви…  Не пришлось похищать на белом коне…»

Красоте твоей радуюсь я

И твержу похвалы невпопад.

Ты судьба  и молитва моя;

Патимат, Патимат, Патимат.

 Патимат, о тебе я думаю

Дождик за окном - о тебе я думаю,

Снег в саду ночном - о тебе я думаю,

Ясно на заре - о тебе я думаю,

Лето на дворе - о тебе я думаю,

Улетят назад - о тебе я думаю.

      Любовью пронизано всё творчество поэта.Поэт признаётся:

 Суди меня по кодексу любви

На пенсию выходят ветераны,

Заслуги их, и подвиги, и раны

Забыть годам грядущим не дано.

А чем заняться этим людям старым,

Прильнуть к перу, предаться мемуарам

Иль по соседним разбрестись бульварам

Затем, чтобы сражаться в домино?

Для поздних лет не все тропинки торны,

Зато любви все возрасты покорны,

Её кавказский пленник я по гроб.

В стихах Гамзатова огонь живёт неослабной, неукротимой жизнью. То это буйный, яростный, клокочущий, сжигающий всяческую нечесть сгусток красной силы, то цветок- символ, рдеющий на холодной скале, вознесённый туда пращурами,-  и в него непременно надо  бросить и свою охапку хвороста, чтоб вспыхнул ярче, то умиротворённо  выглядывающий из домашнего очага красный кочет, -  но всегда он цельный, нерасчелимый, не убывающий, с языческим темпераментом воинствующий и любящий.

Пора расстаться нам с Расулом Гамзатовым, с его Дагестаном,  с родной его Аварией. Там, в Цада, горит и обогревает огонь, что  «теплей, чем просто жар горящих в нём углей, мягкий, живой огонь поэтической, любви и верности. Он на холодных скалах, не в каминах -  очаг поэта…

Я не видел каминов, где вечно огонь,

Огонь горит и не гаснет.

А в груди у меня – приложи ладонь-

Огонь горит и не гаснет.

Где мерцают огни и ночи и дни,

Не бывает такого селенья,

А в глазах у меня не гаснут огни

Моего родного селенья.

Мы разделим тревогу поэта и поддержим его просьбу; услышим моление, подобное детскому голосу, вырвавшееся из недр каменного, сурового Дагестана:

Напишите на своём кинжале

Имена детей, чтоб каждый раз

Вспыльчивые люди вспоминали

То, что забывается подчас.

У книжной выставки читатели знакомятся с публикацией и делятся своим мнением!